Наша коллекция треков на Soundcloud
Обмен аудио и видео Prodigy на нашем сайте
Обмен аудио Prodigy на форуме

Rambler's Top100

 Интервью   

50 концертов, которые вы обязаны увидеть в этом десятилетии.

До конца десятилетия осталось менее 100 дней, и впереди - ещё полвека потрясающих шоу. Отсчёт начался...

Где: Odyssey Arena, Белфаст, Северная Ирландия

Что: После всех прошедших лет The Prodigy до сих пор является группой с лучшими живыми выступлениями, что доказано их выступлением на Reading Festival (хэдлайнеры - The Arctic Monkeys) в этом году, где The Prodigy переплюнули всех остальных. Они завоевали этот год, и кульминацией стало их выступление в Белфасте на Odyssey Arena со вместительностью 14 000 человек.



Прошло 13 лет с тех пор, как во всём своём ужасающем великолепии появился Firestarter, наводящий страх на бабушек, и The Prodigy, вопреки всем ожиданиям, снова на вершине славы. Если вы хотите увидеть только одну единственную группу в этом десятилетии, то можете больше не искать...

Группа The Prodigy едет в своём автобусе по Швейцарии на Paleo Festival, который пройдет в Нионе, маленьком городке недалеко от Женевы. Ребята обсуждают прошедшее лето. «Мы дали больше концертов, чем когда бы то ни было» - говорит лидер группы Лиам Хоулетт. «Мы выкладываемся по полной, серьёзно. Мы поддерживали группу Metallica, они считают, что очень трудно найти для них поддержку, потому что когда выходишь на сцену, все плакаты Metallica изчезают и создается ощущение типа «Валите отсюда». С Metallica в туре были Mastodon (культовая металлическая группа) и они напивались каждую ночь».

«А мы не пили совсем»
- говорит вокалист и танцор Кейт Флинт.

«У нас самая жёсткая музыка» - отмечает МС Кейт Палмер «Максим Реалити» - «Просто не существует более тяжелой музыки, чем играем мы».

«Мы всегда как бы посылали людей куда подальше своим видом и мы делаем всё по-своему, только так, как хотим мы – и это наша единственная политика»
отмечает Хоулетт.

«Мы родом из истинно британской молодежной культуры» - говорит Флинт. «Рэйв-сцена была масштабнее, чем панк-сцена во все времена. Мы не принадлежали к британской школе музыки. Кое-что из нашей музыки вообще не относится ни к какому стилю».

«Увидеть то, что видели мы, сделать то, что сделано нами – это просто сумасшедше»
- продолжает Флинт «Это всё равно, что разговаривать с Buzz Lightyear и заставлять его объяснить, каково это было – полететь на Луну. Если даже группа никогда не напишет другой альбом, эта группа всё равно будет существовать всегда. Это что-то, для чего ты живешь и ради чего готов умереть».

«Ты имеешь ввиду Buzz Aldrin»
- говорит Палмер.

Это очень амбициозные заявления от одной из самых великих, лучших и самых поражающих групп Британии. Но почему бы нет? Только Kings of Leon и Lily Allen продали больше альбомов в 2009 году. И последний альбом The Prodigy, Invaders Must Die – это как компенсация за восемь лет хаоса в группе.

Неприятности начались в 2002 году, когда был выпущен сингл Baby´s Got A Temper и продолжались после выпуска альбома Always Outnumbered, Never Outgunned в 2004 году, при создании которого была использована формула удачи – участие в записи приглашенных модных артистов, но не хватало двух постоянных участников группы – Флинта и Палмера. «Мне пришлось пойти по другому пути» - говорит Хоулетт. В действительности, он и Флинт не разговаривали друг с другом полтора года, а Флинт был занят записью панковского альбома, который так никогда и не был выпущен (Device#1), пел дуэтом с Мерилином Мэнсоном и сходил с ума. «Он ходил по замкнутому кругу из обезболивающих, кокаина и алкоголя» - вздыхает Хоулетт. Четвёртый участник группы, танцор Лирой Торнхилл, уже покинул группу, отчасти из-за того, что его «коленки не осиливали это». Первый сингл с альбома Always Outnumbered, Never Outgunned застрял на 19 месте чарта. Хоулет признаёт, что он стал «самодовольным».

Но его можно понять, учитывая то, что альбом 1997 года The Fat Of The Land занял первое место в 32 странах. В Британии он так же стал самым быстро продающимся за всю историю альбомом. В первую неделю продажи альбома превысили продажи всех «Лучших 50 альбомов» вместе взятых, в восемь раз обогнав по продажам находящихся на втором месте чарта Radiohead с альбомом OK Computer. В Америке президент MTV Джуди МакГрат назвал The Prodigy примером «новых форм музыки», на которые канал готов ориентироваться.

Благодаря Firestarter и Smack My Bitch Up таблоиды тоже не остались безучастными к происходящему. В Парламенте поднимались вопросы (хотя Firestarter по прежнему оставался в плей-листе спортзала Палаты Общин) и все кругом жаловались, начиная с пожарников и заканчивая Moby. Тем временем Флинт добился такой славы, которая вдохновила создателей рекламы Lucozade (примечание: в этом ролике пожилой мужчина выпивает энергетический напиток Lucozade и превращается в Кейта Флинта, использован образ «Поджигателя»). Кейт Флинт комментирует рекламу: «Я был ужасно разозлён». Также в то время Голди носил футболку с изображением головы Флинта и подписью «Лицо подонка» после того, как Флинт «оскорбил Миссис Бьорк» (в 90е годы).

«Эта запись была поистине хорошим моментом в британской музыке» - говорит Хоулетт. «The Prodigy почти как часть английского культурного наследия. Нас нужно так же оберегать, как The Specials или Оasis».

Это вполне возможно. Invaders.. это альбом The Prodigy, который в самой большей степени является отражением самой группы, он переносит нас в 1991 год, где мелодии рэйва звучат неожиданно впечатляюще, и объединяет всех людей, кто был там в 1991 году и тех, кого там не было.

Работа началась в марте 2006 года в лондонских Sarm Studios, где трио «врубало офигенную звуковую систему». Но в итоге группа провела полтора года, распивая спиртное. «У Кейта как раз была в разгаре очередная фаза алкогольного и наркотического безумия» - Говорит Хоулетт. «Ну да, четвёртая по счету». Хоулетт попивал «Вдову Клико» («Я пью только Вдову»), а у Флинта был более широкий подход. Он обычно начинал с пары кружек пива в своей местной пивной, потом садился на автобус или на метро и ехал в студию, где пиво и красное вино лилось у него уже рекой. Затем подходила очередь наркотиков. «Я обычно приезжал, чтобы увидеться с ребятами, потом в четыре утра возвращался домой, но во мне говорили наркотики. Они говорили, что если я вернусь в студию и буду спать там, то покажу истинную преданность делу. А потом, когда проснусь, я буду сразу готов к работе» Он мотает головой «Да, готов к работе, как только вдохну ещё одну дорожку».

Флинт теперь стал трезвенником: Хоулетт переехал в маленькую комнатку для звукозаписи тремя этажами выше над его студией. В связи с предстоящим выступлением на Gatecrasher Festival в 2008, где группа должна была быть представлена как «old-school техно супер-звёзды The Prodigy», ими была написан рейверский гимн Warrior's Dance. Теперь путь был намечен. «Мы поняли – это наш звук» - говорит Хоулетт.

На Paleo Festival Флинт и Палмер переоделись в свои сценические костюмы. «А у меня нет сценического костюма» - отмечает Хоулетт. «Всё что я использую для сцены, это немного подводки для глаз» Мимо проходит Алекс Капранос. Только что отыграла группа Franz Ferdinand. «Это потрясающе» - говорит он «Повсюду руки».

В 23:45 The Prodigy выходят на сцену, в лучах света, так называемой «Стены Смерти» и в компании с гитаристом Робом Холлидеем и барабанщиком Лео Крэбтри. При виде всего этого нетрудно понять, почему Дейв Грол однажды объявил The Prodigy «лучше рок-н-ролльной группой в мире. Лучшей, чем была сама Nirvana.“ Новые и старые треки преки незаметно сливаются друг с другом (интро к треку Run With The Wolves с нового альбома встечается даже теплее, чем предыдущий трек, который является ни чем иным как Firestarter. От первого трека World's On Fire (Палмер: «All my Swiss people!») до Invaders Must Die после паузы („Invaders must fucking die!“) концерт представляет собой сокрушительную атаку на зрителя, от которой бросает дрожь. Хоулетт (38 лет), Флинт (39 лет) и Палмер (42 года) отрываются, как безбашенные подростки.

Каковы Ваши роли в The Prodigy?

Хоулетт: Кейт – это хаос. Максим – это спокойствие. А я их дирижёр. Во всяком случае, я это так воспринимаю.

Палмер: The Prodigy – как табуретка доярки. Доярка сидит на стуле и доит корову. Ести бы не было табуретки, то не было бы и доярки, и, следовательно, не было бы и молока. Если бы не было молока, то не было бы бисквитов и людей, работающих на фабриках. Всё зависит от табуретки.

Флинт: Лиам – это правитель. Он должен быть правителем, хозяином, потому что демократия создаёт никчёмную музыку. Бестолковую ерунду.

Однажды днём в Лондоне Лиам Хоулетт показывает мне свою студию. Это занимает немного времени. «Это как моя спальня, когда мне было 17 лет» - говорит он. Площадь студии, представляющая собой бывшую комнату для звукозаписи, 10 квадратных футов, и то пространство, что не занято компьютерами и старыми синтезаторами, покрыто гладкой тканью и мальчишескими безделушками, среди которых маска для реслинга „Lucha Libre“ (cвободный стиль), DVD с фильмами ужасов и постер Кристофера Ли в роли Дракулы в плохо сделанной рамке. «Я люблю жить в собственном хламе» - говорит Хоулетт.

Прошлым вечером Хоулетт со своей женой, певицей из группы All Saints, Натали Эпплтон были на церемонии награждения The Kerrang! Awards. Он получил награду за лучший сингл, Оmen. На Натали была футболка «Я люблю своего муженька». Они встретили друг друга в 2000 году на V Festival. У пары есть пятилетний сын, Эйс Билли, и они живут в Северном Лондоне над магазином M&S в «квартире, не пентхаусе». Кроме того, у них есть резиденции в Эссексе, хотя сейчас Хоулетт выставил его на продажу. В саду резиденции стоит Далек в натуральную величину (примечание: Daleks – неземные существа-мутанты, герои британского телесериала „Doctor Who“) и двухэтажный автобус Routemaster, какие ездили по Лондону в 60 годах прошлого века. Автобус был куплен Эпплтон в качестве подарка-сюрприза на День рождения Лиаму. «Я ездил на нём по саду. Вообще, автобус - отличное место для встреч».

Эссекс хорош, но Хоулетт теперь считает себя лондонцем. «Мой ребенок ходит в школу в двух шагах от нашего дома, до Лиама (Галлахера) и Ник (Николь Эпплтон, сестра Натали и жена Галлахера) пару минут ходьбы. Эйс Хоулетт – известный ценитель работы своего отца, но он не самый ярый фанат The Prodigy в округе. Этой чести удостоился восьмилетний племянник Хоулетта, Джин Галлахер. «Он достаёт Ник по дороге в школу: Включи ещё раз! Включи Thunder! Включи Invaders Must Die!»

Хоулетт говорит о себе, как о «приятном человеке», и он на самом деле такой. «Я думаю, со мной легко найти общий язык. Я не думаю, что у меня есть какие-либо враги.» В нём всё еще присутствует стеснительность, не смотря на образ чудака с золотым зубом. Когда он говорит, то обычно опускает глаза.

The Prodigy – дитя рейв-культуры конца 80х, тусовок до утра, как например The Barn в Эссексе, с которой Хоулетт «приходил домой в 6 утра, пытаясь воссоздать звук, который слышал несколько часов назад, чисто по памяти». Он вырос в Челмсфорде, потом жил в Брейнтри. Когда Хоулетту было 11 лет, его родители развелись, а Лиам и его сестра Натали остались на воспитании у отца, Билла, директора по продажам на фабрике, которая производила клеящие пистолеты. Самого Хоулетта можно назвать вундеркиндом, так хорошо он играл на фортепьяно, его учительница, Миссис Хоуп, плакала, когда в 13 лет Хоулетт решил перестать заниматься музыкой. «Я делал всё возможное для того, чтобы не стать музыкантом, поэтому я и занялся хип-хопом. Я бунтовал»

Как известно, Хоулетт отказался поддерживать U2, продюсировать Мадонну и сотрудничать в музыке с Дэвидом Боуи, он также не хочет появляться на телевидении. Когда ему было 20 лет, дебютный сингл Charly вошел в тройку лучших в чарте. Хоулетт был подавлен. «Я не хотел быть таким: «Ой, вон тот парень, который написал попсовый хит!»

Иногда Хоулетт, может быть, говорит, как герой Марлон Брандо в фильме «Дикарь»: «Против чего ты бунтуешь?» «Что ты имеешь?» «Мы не хотим внимания масс» - сказал мне Хоулетт в одно утро. Почему нет? «Потому что быть любимчиком газет или радио – это не круто» - высказывается Хоулетт. «И это значит, что ты .... дерьмо»

В другой день The Prodigy приехали со своим менеджером, Джоном Фейрсом, чтобы сфотографироваться для журнала Q. Раньше Фейрс занимался организацией рейв-тусовок недалеко от Эдинбуржского аэропорта, на которых выступали The Prodigy. Прошлым вечером он договорился о выступлении группы на немецком готическом фестивале. «Мы думали, это будет полная фигня» - говорит Палмер. «Мы чуть не уволили Джона!»

Толпа не двигалась первые две песни. А потом народ начал сходить с ума. «Я правда считаю, что это было самое запоминающееся событие года» - говорит Палмер.

«Я обожаю толпу, когда мы находимся вне нашей «зоны комфорта» - размышляет Флинт «Большой белый ремень и красные брюки» - говорит он, имея ввиду свою сценический костюм. «Это не готично. В общем, я тащился от всего этого».

Прежде чем уйти, Флинт подходит с расстроенным видом. «От моего друга только что ушла жена» - объясняет он. «Она забрала всё. Телевизор с плоским экран, спутниковую тарелку, его музыкальную коллекцию. У него была огромнейшая коллекция Боба Марли. Ярый фанат. Теперь у него нет ни женщины, ни Скай» (примечание: Sky – британская телевизионная компания).

Это любимая шутка Флинта. «Я благодарю Вас» - говорит он.

Лучшая лирика The Prodigy?

Хоулетт: «We are the Prodigy». Самая важная лирика на [новом] альбоме.

Палмер: «Everybody's in the place, let's go”.

Флинт: [Растерянно] Это один из самых сложных вопросов, которые когда-либо мне задавали. Я бы сказал, что один из моих текстов. Практически ничего не писать в школе, а потом вдруг взять и написать девять строчек Firestarter в комнате Лиама... Я издевался. Я вызывал смятение и прикалывался над людьми. Наверное, простота и сослужила мне хорошую службу.

Кофе с Кейтом «Максимом Риэлити» Палмером. Он появляется с сумкой ювелирных украшений. Оказывается, это его украшения. То есть, он их дизайнер. «Я основал собственное предприятие по изготовлению украшений». – объясняет, а потом говорит смешным голосом: «Я очень творческий человек. Как называется программа, из которой эта маленькая черепашка?»

Creature Comforts? (Примечание: Creature Comforts - анимированный телесериал, в котором репортёр берёт интервью у животных)

«Да, «Creature Comforts».

Подвески, кольца и запонки, все выполненные в стиле средневековых масок и украшенные чёрным родием, чёрными сапфирами и красным золотом – это только вершина айсберга. «Мне нужна интеллектуальная деятельность» - говорит он «Если я не пишу собственную музыку, то тогда я занимаюсь дизайном одежды или рисованием...»

Он включает свой IPhone и находит какие-то фотографии: «Вот это черепа на колах... А вот это смотрится совсем безобидно, ты видишь бабочек, но на самом деле это скелеты с мачете и они убивают пчёл! Они рубят их!»

Палмер описывает себя как «спокойного человека». Именно он добился того, чтобы Хоулетт и Флинт начали снова общаться. На сегодняшний день он живёт в Эссексе со своей женой и тремя маленькими детьми. Ценят ли они то, чем занимается отец? «Не совсем» - отвечает он. «Они считают, что это слишком громко». Палмер вырос в Петерборо, его родители родом с Ямайки и он самый младший из семерых детей. «Я рад, что я вырос там. Будучи чёрным, я рос не в окружении чёрных». Его приятелями были панки и руд-бои (примечание: rude boys – люди, относящие себя к молодежной субкультуре, распространенной на Ямайке в 1960 годы). В отличие от Хоулетта и Флинта, он не был рейвером. Хип-хоп и дэнсхолл были теми вещами, которыми он был увлечён. «Я просто хотел добраться до микрофона. Я был скорее шоуменом».

Его первый концерт состоялся, когда ему было 17 лет, он выступил в качестве МС в клубе Басингстока. Позже, через одного знакомого Палмер вышел на танцевальную группу, которая собиралась провести свой первый концерт в Восточном Лондоне – The Prodigy. Он встретился с ними на проверке звука. То, что не радовало, так это костюмы: белые с зелёным спортивные костюмы в стиле Арлекино с нарисованными посередине белыми и зелёными кругами. Но был и позитивный момент: «До того, как я оказался на танцевальной сцене, я писал целые страницы текстов. Когда я оказался на танцевальной сцене, я понял, что тексты не подходили. А теперь вообще не нужно было писать. Сложить текст из трех или четырех строчек? Запросто!».

К сожалению, это умел и Флинт. В 1996 году было решено, что танцор тоже «получит доступ к микрофону», выступив впервые с собственным вокалом к новой мелодии Firestarter. «Лиам сказал, что Кейт написал текст. Я ответил, мол, о чём ты говоришь? Он не может писать тексты. Это был шок»

«С Максимом пришлось провести не один разговор, пока он не осознал, что мы все двигаемся вперёд вместе и никто из нас не окажется в тени» - говорит Хоулетт. «Я люблю писать треки вместе с каждым из них, Take Me To The Hospital, Omen. Но нужно мастерство, чтобы справиться с этой задачей.»

Почему The Prodigy звучит так агрессивно?


Хоулетт: Я всегда любил музыку, которая ударяет в лицо. Моя миссия не в том, чтобы написать великолепную мелодию. Моя миссия – шумовая атака чувств человека.

Палмер: Ты должен отдать, чтобы получить. Это теория группы. Мы отдаём энергию, и толпа выбрасывает эту энергию обратно.

Флинт: Хороший вопрос. На самом деле хороший вопрос, потому что ответ на него – «Я не знаю».

Разные факты:

The Prodigy получают 80 пенсов за каждый случай использования какого-либо из их треков на телевидении, хотя играются они часто при весьма характерных обстоятельствах. «Разного рода пожары, насилие, мятежи, акулы, столкновения гоночных машин» - говорит Хоулетт. «Ещё было три крокодила».

Когда они выступали на фестивале V Festival в 1997 году, мама Флинта купила билет, решив не просить его у сына, она «не хотела беспокоить его». Она была в восторге, когда «ехала в автобусе со всеми этими хулиганами».

Роджер Мур создает заставки для телефона Хоулетта, потому что он считает его «лучшим Бондом».

Ещё не будучи известным, Джош Хомм настраивал световое оборудование для The Prodigy в Америке.

Альбом 1994 года Music For The Jilted Generation сначала хотели назвать Music For The Joyriders.

Хоулетт сам стрижёт и осветляет себе волосы, потому что он терпеть не может парикмахеров и «то, как они мусолят волосы».

Однажды Флинту на дом доставили рыцарские доспехи.

Палмер – настоящий мастер по показу фокусов.

В комнате ожидания вылета The Prodigy и их телохранитель Кон Мёрфи ждут самолета в Будапешт. Другой день, другой фестиваль. «Вы участник какой группы?» - спрашивает проводник British Airways.

«Моя группа называется The Prodigy» - говорит Кейт Флинт.

«Я слышал про неё» - отвечает бортпроводник тоном заговорщика. «А вы в ней главный, не так ли?»

«Мне нравится так думать» - гримасничает Флинт.

В отеле „Four Seasons“ в Будапеште Флинт хватает свои документы для проживания в отеле. Тонким готическим почерком написан его псевдоним для отеля: „Mr.Baksakencrak“.

Мистер Косяк, Пакетик и Кокаин. «Я никогда такого не делал» - говорит он весело. «Но на следующей неделе я сделаю кое-что новенькое, поэтому там внизу должно быть чисто» Он имеет ввиду татуировку. «Я сделаю татуировку свечи зажигания на члене».

Позже, он сидит в большом кресле в большом ресторане отеля Four Seasons. Маленький, как жокей, он раздумывает, что заказать на обед. «Знаешь что»- говорит он официанту, нарочно для журнала Q «Я сейчас закажу гамбургер без лишних понтов. Но можно вас попросить принести мне позже в номер омара и икру?»

Журнал Q спрашивает, что ему доставляет удовольствие в жизни.

«Ну знаешь, здорово, что мы снова зажигаем с группой, а ещё мне нравится быть женатым».

«Миссис Ф», как он называет её, это Маюми Кай, диджей и модель из Токио, которая выступает под псевдонимом DJ Gedo Super Mega Bitch. Они познакомились в 2006 году, когда Кай была диджеем в турне The Prodigy и поженились на Рождество в том же году. Первые три месяца они не могли понять ни слова друг друга. «Я не знал, кто она, пока кто-то не сказал, О, а эта диджей такая секси. Она и правда была секси. Я как Виктор Киам» (примечание: Victor Kiam – американский шоумен): «Я был так впечатлен, я женился на диджее. Она делает меня счастливым».

Ему также нравится быть трезвым. Он ничего не употребляет. «Я был разбит. Я думаю, всё это было очень грустно, честно говоря». Вот уже 20 месяцев он трезвенник. «Один год, восемь месяцев, семь дней, четыре часа и 54 минуты. Но я не считаю».

Флинт всегда был весёлым человеком. Он родился в Челмсфорде, его отец, Клив, заведовал инжиниринговым бюро. В 14 лет его выгнали из школы за то, что он появился с могиканом на голове – позор, это при том, что его мать была школьным секретарём. Флинт стал увлекаться модой. И на самом деле, он был скорее мод, чем панк. «Я всегда носил Sta-Prest. Девушки на скутерах подъезжали ко мне... Но я всегда был коротышкой, поэтому всё, чего я добился, это быть названным «симпатичным парнишкой». Не совсем то, чего хотелось бы». Потом он стал участником рейв-тусовок, услышал там некоторые мелодии Хоулетта и стал настаивать на живом выступлении вместе, Флинт и его приятель Лирой Торнхилл были бы на этом выступлении в качестве танцоров.

«Танцор» звучит нелепо» - говорит Флинт. «Я был захватчиком сцены, которого никто не смог прогнать. Это моя роль. Я не хочу быть Поджигателем. Я не хочу быть фронтменом. Я не хочу быть главным солистом. Я просто захватчик».

В 1999 году Флинт с подругой были названы «звёздной парой» - он встречался с часто мелькающей по ТВ Джейл Портер. «Она была потрясающей и я любил проводить с ней время. Она высветила свой зад на Парламенте проектором, такая изящная фигурка в пространстве. (примечание: в 1999 году фигура Джейл была высвечена проектором на стене Парламента в Лондоне, это была акция в поддержку Джейл на голосовании в журнале FHM). Это было ещё до нашего знакомства».

Это ли привлекло его?

«Да, я думаю, та акция тоже сыграла свою роль. Она была очень горячей деткой».

На его лице появляется улыбка «Я просто думаю, насколько же мне всегда везло. Я взял от жизни всё. Однажды, это было на стройке дома я стоял и отливал. Вдруг кто-то крикнул: «Фу! Червяк!» А я сказал: «Да, может быть и червяк, но зато он побывал кое в каких персиках!» Он скрючивается от смеха. «Я просто балдею от этого».

Что бы ты хотел, чтобы было написано на его надгробном камне? (ему нравится эта тема)

 «Он был таким подонком..» Мне просто нравится слово «подонок». Кейт Флинт: грёбаный подонок. Ха, ха, ха».

«А на самом деле» - говорит он, «Я собираюсь быть похороненным с задницей, торчащей из земли, чтобы люди могли припарковать в ней велосипед. Они засунут туда велосипед, а задница будет играть Firestarter. Вот это жесть! Приедешь на могилу к своей тётушке Агнес с букетиком цветов, припаркуешь там свой велосипед со слезами на глазах. А когда вытащишь велосипед, то задница заиграет Smack My Bitch Up»

The Prodigy встречаются в холле отеля, откуда их повезут на фестиваль, это недолгая поездка. Небольшая толпа собралась уже заранее и ждёт у входа. «Люди с E-bay» - отмечает Хоулетт, прищурив глаза. «Пожалуйста! Пожалуйста!» кричит толпа, как только группа выходит из отеля. «Попозже, попозже» - говорит Хоулетт и садится в машину.

За сценой нужно дать запланированные интервью. Группа сидит на диване, покрытом пластиковой травой. У каждого журналиста есть 6 минут, чтобы задать все вопросы. Первым идёт Венгерское национальное радио.
«Насколько, по вашему мнению, изменилась сцена электронной музыки по сравнению с 90 годами?» «Наркотили стали хуже» - говорит Хоулетт.

Следующий журналист вежливо спрашивает, можно ли ему сесть. «Мы предпочитаем, чтобы ты стоял» - шутит Палмер. Журналист вопринимает слова всерьез и задаёт первый вопрос стоя. «Да ты сядь!» - говорит Хоулетт. Последний журналист – девушка в топе с большим декольте. Ребята оживляются. Девушка говорит, что читала о том, что первый трек на каждом альбоме группы – самый важный. Она интересуется, правда ли это. «На каждом альбоме первый трек самый важный» - выражает своё мнение Палмер. «Не поставишь же первым самый слабый трек».

«Я считаю, четвёртый и седьмой треки – самые лучшие на альбоме» - с глупым видом говорит Флинт.

«А что это за треки?» - подзадоривает его Хоулетт.

«Ээ..хм...» - озадаченно произносит Флинт «Omen и Colours».

«Нет, Оmen это номер два!»

«Он слушает в своём Ipode» - выручает Флинта Палмер. «Вразброс».

После шоу разговор заходит о фестивале Glastonbury, который проходил в нынешнем году. Флинт доволен им. «Вот что значит быть самим собой» - размышляет он. «Что более рок-н-ролльно? Встречать множество людей и увидеть множество групп, или же делать то же самое, чем ты занимался из года в год: столкнуться с кем-то в толпе и сказать, о, да, мой автобус стоит вон там. Потом употребить пару грамм кокаина, провести всю ночь в гримёрке, потому что это твоя безопасная зона, потом понюхать ещё кокаина и говорить, какие все козлы, и какой ты хороший?»

«Миссис Ф. в восторге от Тома Джонса, потому что у них в Японии ничего подобного нет». Флинт не уверен в своем отношении к Lady Gaga. «Я думал она безумно горяча. Но это не так»

«Ходит слух, что она гермафродит» - объясняет Лео Крэбтри.

«Правда?»

«По всей видимости, на фестивале Glastonbury у неё выпал член. Можно разглядеть это в концертной записи BBC».

«От этого зрелища можно кончить?»

«Не думаю. Нет»- говорит Крэбтри.

По возращению в отель Флинт идёт спать. Все остальные выпивают. Через некоторое время приходит немец. Для него находят место. Он – давний фанат, ещё из тех лет, когда они вместе с ним курили марихуану через бонг. Впоследствии он получил пять лет за торговлю наркотиками. «Я сидел с 1999 по 2004» - объясняет он.

«Ты пропустил Always Outnumbered…“ кивает головой Хоулетт. «Отлично..».

Насколько трудна ваша работа?

Флинт: Что? Прыгать по сцене и казаться сумасшедшим? Ну, это труднее, чем люди могли бы себе представить. Но я бы не променял это ни на что в мире.

Хоулетт: Я думаю, это очень тяжелая работа. Но это кое-что, что я люблю делать, потому что я вместе со своими друзьями.

Палмер: Становится всё труднее. Мы на сцене уже 19 лет. Но выход на сцену для меня по прежнему остается самым лучшим ощущением. Сейчас я люблю свою работу больше, чем когда бы то ни было.

Несколько человек из команды The Prodigy сидят в аэропорту Будапешта, ждут полёта домой и едят пиццу. Заходит разговор о предстоящей Флинту татуировке. Свеча зажигания.

«Я не уверен, что мне бы понравилось, чтобы какой-то парень держал мой член часа два, рисуя на нём» - высказывается Роб Холлидей.

«К тому же член должен быть твёрдым» - говорит Кон Мёрфи «Ну хорошо, почти твердым»

«О, боже» - восклицают все.

«Думаете, он всё-таки сделает это?» - интересуется Холлидей.

«Думаю, да» - говорит Хоулетт. «Он сделает это хотя бы ради нас».



Турне The Prodigy в цифрах.

180 ламп в «Стене смерти»

55 полотенец использует группа за один концерт

12 бутылок шампанского в райдере группы

3 автобуса для транспортировки сценического оборудования

178 000 миль проехала группа за текущее турне

44 фестиваля с участием группы в 2009 году

30 бутылок воды, выпиваемых за один концерт

1 сценический костюм Кейта Флинта на один концерт

Перевод: Natasha

Сканы (предоставлены Real-K)


 

 

  

  

  

Обсудитьu на Форуме >>>


Навигация по разделу Интервью

Следующее: Лиам Хоулет. Повелитель танца.

Предыдущее: Интервью The Prodigy для "Artistdirect"

Новичкам, Архив новостей, RSS, Выступления, Фото, Интервью, Лирика, Рисунки, Статьи, Факты, История, Биография, Соло, Отчеты, Дискография, Коллекционирование, Аудио, Видео, Мобильные, Обои, Загрузки, Аватары, Календари, Оформления, Иконки, Мы, Благодарности, Ссылки, Рассылки.


Реклама: