Наша коллекция треков на Soundcloud
Обмен аудио и видео Prodigy на нашем сайте
Обмен аудио Prodigy на форуме

Rambler's Top100

 Интервью   

Автор: Mike Diver
Полная версия интервью на английском доступна на сайте www.clashmusic.com

Не называйте это возвращением – они никуда и не уходили.

Обложку 35 номера журнала Clash (который в продаже с 5 февраля 2009) будут украшать The Prodigy – они выпускают пятый альбом в пику всем, кто сомневался. Альбом Invaders Must Die – это настоящий музыкальный динамит, посторонитесь, а не то он снесет вас с ног!

В преддверии выхода следующего номера журнала, ClashMusic.com опубликует часть этого исторического интервью с The Prodigy.

Интервью Prodigy в Clash

Итак, Адам Парк беседует с Лиамом и Китом об их волнительном состоянии перед выходом альбома Invaders Must Die 23 февраля на лейбле Take Me To The Hospital.

Вы волнуетесь по поводу нового альбома?

Liam: Да, точно. Для нас этот альбом – как настоящая победа. Создавать альбом было весело, но трудно. Я думаю, это потому, что нам пришлось опять собраться всем вместе. Понимаешь, у нас типа было такое время, когда нам как бы нужно было бороться и пробираться сквозь трудные времена и нужно было добраться вот до этого момента, когда мы смогли сделать по настоящему классный альбом. И вот мы сейчас достигли этого момента.

Keith: А я думаю, что The Prodigy никогда не выпустят и не выпускали чего-то, что нам бы не нравилось и мы бы не волновались. А, ну да, вообще-то была одна ошибка в прошлом...

Какая?

Keith: Baby’s Got A Temper.

А почему это было ошибкой?

Liam: Ну просто эта запись не была одной из самых любимых моих композиций. Да что там говорить, она мне вообще не нравится! (смеется) Наверное, она должна была мне нравиться в тот период, когда мы ее выпускали, но я знал, что эта песня не была музыкальным отражением тогдашнего состояния группы. Песня была медленная, нерасторопная, в общем никакая. Короче, она была... (пожимает плечами) Но, кстати, надо сказать, что мы извлекли из этого урок.

Keith: Я думаю, причина того, что мы не увидели суть Baby’s Got A Temper в том, что... А, блин! Я бы, конечно, не связывал нас с такой гребаной темой разговора, но это все херня! Все, что случилось с группой нужно рассматривать в целом как часть реальной истории. Этот трек был в нашей истории, и если бы не он, то в нашей истории не было бы возможности воссоединиться для работы.

Liam: Да, это ведь было единственное, что собрало нас опять вместе. В то время мы же не могли сказать «Эта песня совсем нафиг не хороша». Вот так.

Keith: Этой записи не было бы вообще, если бы мы все-таки не были на 100 процентов довольны. Никакого нахер вокруг да около – или трек становится супер или нет, не важно, чего бы это ни стоило, потраченного времени, пота и крови...

Liam: Люди рассматривали период Baby’s Got A Temper как наше возвращение, но я думаю мы же вообще не возвращались. Потому что мы никуда и не уходили. Ну наверное некоторым последний полный альбом Always Outnumbered, Never Outgunned показался не очень. Люди были в недоумении от этого альбома, и я их понимаю. Я, кстати, конкретно поссорился со звукозаписывающей компанией из-за этого альбома, потому что они хотели получить что-то типа  Fat Of The Land Part Two, чего мне совершенно не хотелось делать. Я совершенно уверен, что если ты художник в высоком смысле этого слова, то тебе должно быть позволено делать все что тебе хочется, и чтобы нафиг не указывали делать второй Firestarter. Вот тогда я решился, что не буду следовать указкам, и написание последнего альбома заняло много времени.

Keith: Конечно, отказ написать типа второй Fat Of The Land было в ущерб нашей группе, но все же это был ущерб меньший, чем все же написать Fat Of The Land Part Two. Но в общем, каким бы трудным тот период не был, мы рады, что он завершился. Да, конечно, не все было гладко. Это типа как бывает у начинающих, когда ты только начал с музыкой и тебе приходится ездить на общественном транспорте, обеды в гаражах и на автостоянках, пытаешься отыграть два концерта за вечер, чтобы заработать денег на жизнь... Вот типа так. Нам не нужно было да мы и не ожидали, что будет все сразу усыпано лепестками роз, тот период был, черт побери, какое-то сражение для нас. Но оглядываясь назад, понимаем, что это было не зря. Для группы это было полезно, потому что мы сумели пройти через это и сумели записать такой победный альбом, который полностью похож на нас, который полностью альбом Prodigy.

Liam: Я думаю, что когда вы послушаете альбом, он покажется типа такой подъемный...

Keith: Для похотливых девок! (смеется)

Liam: Ага. (смеется) Ну да. Я имею в виду, что вот мы типа горстка затраханных уродов, но альбом совершенно не мрачный. Он такой нормальный классный танцевальный.

Вы следите за популярными вещами? Вообще знаете, что сейчас в чартах популярно?

Liam: Не, нафиг. Я даже не представляю. Я не отношу себя к тем, которые любят говорить «ну разве я не андеграунд?», меня это никогда не интересовало. Ну я просто знаю, когда кто-то типа Kings Of Leon занимает верхние строчки – потому что это важно, это натурально крутая американская группа поднялась, это блин достижение. Также, понятно, что я конечно знаю, когда Oasis поднимается на первое место. У нас вся семья, блин, радуется (смеется). Ну а так, честно говоря,  никогда не заморачивался по поводу чартов.

Но ведь когда песни типа Firestarter попадают на первые места, то это оказывает сильное влияние. Представь, как подросток в небольшом городке начинает взрослеть, так и такие песни начинают представлять чье-то мнение и становятся частью движения. Когда Firestarter попал в Top Of The Pops, то это стало настоящим массовым явлением.

Liam: Да, я даже не могу припомнить, чтобы подобное еще раз случалось с нами в таком масштабе.

Я думаю, что как раз Firestarter стал последней каплей в расслоении поколения того времени. Люди тогда обсуждали это везде, в школе, на работе...

Liam: Ага, а я рад чувствовать себя частью этого, потому что даже сейчас не вспомню, чтобы вообще какая-то песня вот так из ниоткуда возникла и привела к таким последствиям. Даже Radio One отказалось ставить Firestarter в эфир, сказали «Нифига ни за что». Вобщем все это привело к тому, что о группе стали говорить везде, и на улицах, а сейчас такого не случается.

В то время вы стали самой заметной группой в мире. Как вы справились с таким статусом? Хотите что-то вернуть назад?

Liam: Мы никогда не парились по поводу массовой популярности, но сейчас мы хотели бы, чтобы новый альбом услышало как можно больше народу. Мы не говорим типа «Вот мы вернулись, любите нас!», потому что нам по херу. Мы просто хотим, чтобы люди услышали музыку.

Keith: Мы хотим хедлайнерить на всех фестивалях. Мы вообще считаем, что мы – самая важная группа в мире.

Liam: Вот что мы хотим этим сказать: если ты в команде, в группе, ты должен посылать всех нах и быть лучшим.

Keith: Нам не нравится быть постоянными. Я же не сидел и не думал, как мне сделать опять прическу, чтобы стать опять как Firestarter. Я не знаю, что на меня нашло тогда с этой прической, но что бы это ни было, сейчас мне такое не нужно.

Перевод minaton.

Обсудитьu на Форуме >>>


Навигация по разделу Интервью

Следующее: Интервью с neko

Предыдущее: The Prodigy Разговаривают с "The Quietus" об Experience And Jilted Generation

Новичкам, Архив новостей, RSS, Выступления, Фото, Интервью, Лирика, Рисунки, Статьи, Факты, История, Биография, Соло, Отчеты, Дискография, Коллекционирование, Аудио, Видео, Мобильные, Обои, Загрузки, Аватары, Календари, Оформления, Иконки, Мы, Благодарности, Ссылки, Рассылки.


Реклама: