Наша коллекция треков на Soundcloud
Обмен аудио и видео Prodigy на нашем сайте
Обмен аудио Prodigy на форуме

Rambler's Top100

 Интервью   

Хоулетт пришел с пластиковым пакетом, из его телефона постоянно доносятся первые аккорды композиции Back in Black группы AC/DC.

Сегодня, Лиам Хоулетт не выглядит как мультимиллионер и крупный мафиози в мире танцевальной музыки. Он приехал в японский ресторан в центральной части Лондона, только что после легкой перебранки со своей женой Натали Апплтон в машине (он использовал ингалятор от сенной лихорадки слишком близко от их трехмесячного сына). Он немного волочит ноги и выглядит усталым. Сын Эйс прсыпается рано. Однако чета Хоулеттов отказалась от няни и решили сами переживать все ужасы, связанные с недостатком сна. Японские гости, приглашенные к обеду, игнорируют многословное бранное приветствие Хоулетта: «Простите за мое гребанное опоздание, гребанные пробки и еще более гребанная парковка!». Он заказывает как знаток суши, но отказывается от предложения официанта выпить пива. «Я не собираюсь обоссать здесь все», возражает Хоулетт, - «Я работаю».

Да это он. Все еще один. Кейт Флинта и Максима нет на новом альбоме Always Outnumberred, Never Outgunned, но они будут на живых выступлениях. Новый альбом это возвращение «к олдскулу, жесткому городскому биту» и он расхваливается экстраординарным набором гостей, как известных (актриса Juliette Lewis, Liam Gallagher) так и не очень (отец друга падчерицы). «Мне пришлось быть эгоистичным, чтоб спасти The Prodigy от падения в дерьмо. Фишка в том, что я Босс».

Baby' s got a temper (сингл, с которым вернулись The Prodigy в 2002) был ужасен, не так ли?

Да. Он звучал так, будто мы записали его 7 лет назад. Он звучал так, будто был должен выйти годом позже The Fat of the Land (альбом 1997 года, продано свыше 8 миллионов копий). Как только мы записали его, сразу чувствовалось, что он непрвильный. Он был слишком избитый и когда он провалился, я выбросил все новые трэки для нового альбома и начал все по новой. У нас было уже половина альбома и на нем был Кейт, но мне пришлось сказать ему, что все придется выбросить в мусорную корзину.

Репетируя для фестиваля Reading в 2002, вы ненавидели друг друга, не так ли?

Да дело было хреново. Я помню как на репетициях Кейт все нудил: «я должен играть на каком-нибудь инструменте». Я думаю он просто устал быть firestarter 'ом. Я ему отвечал: «да сколько ты еще будешь ныть по этому поводу?!» Он ведь абсолютно немузыкален. Я не гоню на него, но он учился играть на гитаре, но так и не научился. Он попадает в ноту, но забывает о времени или наоборот. Но на Reading это достигло апогея. Не знаю как у остальных, но у меня была одна мысль – «я не хочу проводить свое время с этими придурками, мне нужен выходной».

Ты кинул Кейта и Максима, замутил с Галлахером и Lewis. Разве это не кидалово?

Я хотел более сексуального звучания, и мне пришлось сделать все это. Да, с Лиамом это была действительно совместная работа, но с остальными нет, я использовал их вокал как сэмплы, звуки и текстуры. Люди будут критиковать трэки, где есть вокал Juliette Lewis, ведь они подозрительно относятся к актрисам в музыкальных проектах. Но она не долбанный Брюс Виллис с гитарой! Она реальная. Вчера я встречался с Кейтом и Максимом и их реально прет новый альбом. Я уверен, что им очень хотелось быть на этом альбоме… Но иногда, чтобы пойти вперед, приходится отступать.

Как ты уговорил Лиама Галлахера на совместную работу?

Мы сбацали этот трэк как-то ночью в конце 2002 года, когда мы отрывались с ним у меня дома. У меня 8 или 10 спален, так что мы зовем мой дом замком. Он зажигал под Beatles, я под Sex Pistols, ведь мы нажрались водки и ред булла. Мы поднялись наверх и расколбасились. Ноэл завершил трэк, добавив к нему басы. Вообще-то я хотел взять что-нибудь из Oasis, переделать под стиль The Prodigy. Я все продолжал говорить Ноэлю, «пусть Rick Rubin сделает эту хрень за тебя. Это будет по-хулигански. Но Ноэл сделал все по-своему.

Oasis более организованы, чем The Prodigy?

Да, конечно!!! Это очевидно. Все их величайшие песни очень долгоживущие. Лиам поет их с гневом, раздражением, но стоит убрать его и не будет никакого драйва. Это не критика, просто так оно и есть.

Как думаешь, Лиам согласится?

Лиам – панк. Он панк-рокер, так-то вот. Мало у кого есть еще такая голова как у него.

Под какую музыку вы вместе бухали последний раз?

Под мою. Под новый альбом.

Он танцевал?

Нет. Он не танцует. После же первой распитой бутылки шампанского он достает свою гитару. Я всегда стараюсь спрятать эту долбанную гитару, когда он приходит. Затем я, Nat и Nic (Appleton) уходим в другую комнату. Но он классный чел и он меня всегда удивляет своим новым материалом. Действительно классный материал.

The Fat of the Land был #1 в Америке. Вы пытались поднять деньги на этом?

Помню в тот день, когда мы это услышали я размышлял: «быть крутыми, быть в андеграунде и при этом не играться в игры, это офигительно»!!! Значительный успех всегда влияет каким-нибудь образом, и группы, которые говорят, что нет, просто лгут. Я вбил себе в голову, что мы нашли формулу. В конце концов, все эти наезды и разбирательства по поводу лирики в Smack my bitch up, обогнали саму The Prodigy , стали более значимыми. Это стало как «о чем таком спорном они споют следующий раз»? Я никогда не хотел, чтобы все было именно так. Через новый альбом я хочу вернуть The Prodigy ее имя, хочу напомнить людям, кто мы такие. Но до того как я все это понял, у меня была жуткая творческая депрессия.

Опиши типичный день, когда у тебя была эта депрессия.

Она была почти весь 2002 год. Я, моя Nat и продюсер Neil McLellan, жили в нашем замке. Мы вставали часов в 10, и я попросту боялся идти в студию. Я откладывал это на пару часов – гулял с собакой по саду, пялился в окно. Вообщем в студию мы шли после полудня. Там я садился за свой комп, пялился в экран и спрашивал: «что мы должны сделать сегодня»? А Neil отвечал: «давай поработаем с цимбалами». Чувак, это было ужасно. Я сидел там как бухой, ржал и лопал шоколад, пытаясь хоть что-нибудь написать. Часов в десять я говорил, что «я пошел валяться в кровати и смотреть Джеймс Бонда». Но так или иначе меня перед сном посещали позитивные мысли, что вот «завтра я напишу офигительную мелодию». Это было как сумасшествие. И так было каждый день в течение 8 месяцев.

И затем ты написал альбом, валяясь в кровати и смотря телек?

Neil спас положение. Он сказал мне, чтобы я перестал работать в студии. Я взял свой лэптоп, скинул на него коллекцию звуков, скачал Reason и начал все по новой. Я врубал один из трех моих любимых фильмов о Джеймс Бонде – «Шпион, который любил меня», «Мунрейкер» или «Бриллианты навсегда», выпивал пару бокалов вина – это была терапия для меня. Студия была просто тюрьмой.

Домашняя обстановка притупила твой настрой?

Из окна моей домашней студии видно пруд, деревья и дерьмо. Собака – W eimaraner, по имени Basil, - немецкая овчарка бегает там. Это не очень-то вдохновляет для написания крутой ошеломительной музыки. Но отбросив все это, в душе я все тот же ребенок, который впервые слушает Public Enemy или Sex Pistols.

Как-то ты сказал, что никогда бы не женился, если бы не встретил Natalie Appleton.

Встреча с Nat раскрыла во мне любовь. Вообщем провождение времени с семьей и все такое. Я понял, что действительно имеет ценность. Я никогда не думал о свадьбе, пока она не сделала предложение, когда мы стояли в очереди в театр. Она любит говорить, что это я просил ее руки, но это неправда. Она мне сделала предложение.

Ты так же говорил, что самое лучшее, что было с тобой – это кокаиновый секс.

У меня дети, и я не могу говорить о таком дерьме.

Что придется сделать Ace'у, чтоб уйти от тебя, когда он станет тинэйджером? Ты установил очень высокую планку.

Когда мне было 19, я помню как ездил на машине домой с рейвов под кислотой. Но сейчас я ору на Рейчел (дочь Natalie от прежнего ее друга, стриптизера Карла Робинсона) и слышу своего отца. «Ты повсюду разбросала свои вещи»! Такова реальность.

Были у вас проблемы с тем, что Кейт употребляет опиум?

Да нет – ты шутишь? Я дубасил вместе с ним. Вообще-то я никогда не употреблял героин, но Кейт сумел отхватить несколько опиумных наркотиков лет пять назад. Он выращивал цветы и курил их семена. Ничего особо крупного. Я бросил эту херь, потому как очень сложно что-то сделать стоящее в гашеном состоянии. Наркотики украли у меня движущую силу.

У тебя есть какой-нибудь повторяющийся кошмар?

Это беременность Nat. Я не вынесу еще одну, пока кое-чего не достиг. Ему (Ace'у) нужны братья и сестры. Я думаю это правильно, но не сейчас.

Как вы выбрали имя Ace? Ace Frehley из Kiss?

Нет, не Kiss. Хрена с два. Nat отбила мое увлечение Kiss, Gene Simmons сделал кавер на Firestarter. Это самая стремная запись во всем мире! А так, просто я слышал имя Ace в Америке, и мне понравилось это имя. Люди должны быть более смелыми с именами.

Назови одну композицию The Prodigy, которую ты никогда не будешь слушать.

Baby's Got A Temper. Я никогда не буду слушать эту хрень. Хотя опять же, Baby ' s Got A Temper это самая важная наша запись, потому как именно она остановила меня в моих трэках.

Так может ты вернешь деньги читателям Q, если они вернут тебе записи?

Неа. Слишком поздно. Я уже потратил все деньги!

На что?

На ребенка. На больницу.

На тарелке большие куски недоеденного сырого тунца, телефон опять издает из себя Back In Black. Он должен идти. Еще одно собрание группы, на котором будет обсуждаться адаптация нового альбома для Кейта и Максима. Это очень важно, говорит Хоулетт, что The Prodigy увидят на сценах по всему миру. «Ведь мы до сих пор банда»! – подытоживает Лиам. «Мы все еще хотим, чтобы родители думали, о нет! Опять эти лунатики»!

Перевод: Hotrider.


Навигация по разделу Интервью

Следующее: Интервью с Лироем Торнхиллом, AntiGlamour Party

Предыдущее: Последний романтик

Новичкам, Архив новостей, RSS, Выступления, Фото, Интервью, Лирика, Рисунки, Статьи, Факты, История, Биография, Соло, Отчеты, Дискография, Коллекционирование, Аудио, Видео, Мобильные, Обои, Загрузки, Аватары, Календари, Оформления, Иконки, Мы, Благодарности, Ссылки, Рассылки.


Реклама: