Наша коллекция треков на Soundcloud
Обмен аудио и видео Prodigy на нашем сайте
Обмен аудио Prodigy на форуме

Rambler's Top100

 Интервью   

Лиаму Хоулетту, лидеру группы The Prodigy, пришлось бросить пить и принимать наркотики, чтобы записать новый альбом.

СКМ: В 1997 году был выпущен ваш альбом «The Fat of the Land», а потом… все затихло. Немного неожиданно для группы, которая совсем недавно покорила весь мир. Так почему вы пропали?

Л. Хоулетт: Я просто устал. После выхода «The Fat of the Land» мы два года ездили по всему миру с турами. В 1999 году я почувствовал, что пора остановится. Весь 2000 год я провел заряжаясь энергией. Я занимался сексом, спал, просыпался, начинал пить и так далее снова и снова. В конце концов, в 2001 я начал работу над новым альбомом. Но вид из окна моего дома в Эссеке был таким, что сконцентрироваться было на хрен невозможно. Я был полностью опустошен. Поэтому я все-таки переехал в Сток Ньюингтон, грязный район Лондона. По соседству там была квартира наркоторговца Хакни. С того дня время потекло своим размеренным ходом. Я работал за своим ноутбуком днями напролет, просматривая старые фильмы про Джеймса Бонда.

СКМ: Маленький вопрос – Шон Коннери или Роджер Мур?

Л. Хоулетт: Конечно, Роджер Мур. Это были воспоминания моего детства. У меня к ним такое отношение, потому что фильмы с Роджером Муром я смотрел когда еще рос маленьким. Наркотики уничтожили почти все мои воспоминания, поэтому я пытаюсь сохранить те, которые еще остались.

СКМ: Это звучит странно, когда ты говоришь о работе за ноутбуком – человек, который создавал звуки, пронизывающие насквозь человеческие тела, работает на маленьком компьютере в тихой комнате?

Л. Хоулетт: Да я сам удивляюсь. Я всегда следил за технологиями. Много лет я делал музыку на разбитых клавишах. Когда заработал достаточно денег, купил хорошие синтезаторы. А вскоре у меня было лучшее в мире оборудование. Однако, музыку писать легче не стало. Я поменял способ работы и стал делать музыку с использованием ноутбука. Целая студия покрылась слоем пыли. Теперь я прежде всего использую свою голову, чтобы создавать звуки.

СКМ: Наркотики оказали какое-либо влияние на написание нового альбома?

Л. Хоулетт: Я не принимаю никакой химии, чтобы изменить свой разум. Иногда я принимаю всякие штуки, чтобы работать более интенсивно. Наркотики могут раскрыть твой разум, но они также могу и закрыть его навсегда. Особенно не рекомендую экстази. Я пробовал писать музыку после принятия экстази. Все казалось идет классно. Но когда я услышал это по трезвому, оказалось получилось такое дерьмо…

СКМ: Твои сумасшедшие друзья – Кейт и Максим, с которыми ты записал предыдущий альбом, на новом альбоме не появляются. Ваша группа не распалась?

Л. Хоулетт: Нет конечно, Кейт и Максим появятся во время тура. Когда я начал писать новый материал, мы все собрались и я сказал: «Ребята, не обижайтесь, но на этом альбоме вам места не нашлось». Мне хотелось вернуться к тому началу, когда я делал музыку с использованием различных сэмплов, ударных и неизвестного вокала. Мне хотелось опять почувствовать свободу, и не думать о том, куда вставить голос фронт-мена.

СКМ: Да, кстати, раз уж мы говорим о фронт-мене – Кейт всегда вел себя на сцене как маньяк. Вы никогда не боялись, что он может устроить какой-нибудь погром, например, разбить оборудование?

Л. Хоулетт: Нет, но я вспоминаю одно выступление. Один парень под наркотиками запрыгнул на сцену и упал прямо на мои синтезаторы. Он погромил там всё. Я настолько разозлился, что даже поколотил его. Концерт пришлось остановить, а его вывела охрана.

СКМ: Ты помнишь каких-нибудь известных поклонников Prodigy.

Л. Хоулетт: Один раз после окончания нашего шоу к нам в гримерку пришла Памела Андерсон. Можешь поверить? В другой раз появились парни из ZZ Top. Я не могу понять, как наша музыка могла понравиться бородатым дядькам, играющим старый блюз-рок из Техаса.

СКМ: Ты записал саундтрек для фильма, но не простого фильма – для порно фильма «Uranus Experiment». Как это произошло?

Л. Хоулетт: Пару лет назад, после шоу MTV Music Awards я вместе с Робом из Massive Attack поехал на вечеринку Донателло Версаче. Там мы познакомились с парнем, который рассказал, что снял первый порно фильм в невесомости. Он хотел, чтобы я записал музыку к этому фильму. Он нанял специальный самолет, на котором актеры летали в верхние слои атмосферы. Они пробыли в невесомости 3 минуты, в это короткое время они могли заниматься сексом.

СКМ: Секс в невесомости отличается от секса на земле?

Л. Хоулетт: В общем нет. Как всегда (смеется).

СКМ: Музыканты из французской группы Air утверждают, что наилучший способ оценить песню (хорошая или плохая) – это попробовать заниматься сексом, слушая ее. У тебя есть способ оценить свою музыку?

Л. Хоулетт: Никогда не пробовал заниматься сексом и одновременно слушать свою музыку. Иногда, когда трек почти готов, я ставлю его своей 12-летней падчерице. Если она приходит в ужас или просто уходит, я понимаю – песня хорошая (смеется).

СКМ: Ты как-то контролируешь то, как музыка Prodigy используется?

Л. Хоулетт: Не совсем. Я очень огорчаюсь, когда люди ассоциируют нашу музыку с актами насилия или катастрофами. Например, когда на канале Discovery показывают сцену нападения акулы на человека или сцены из гражданских войн – почти всегда на фоне играет музыка Prodigy. Никто никогда не использовал нашу музыку в созидательных целях. А я бы хотел, чтобы меня так удивили. Мечтаю о мелодраме с музыкой Prodigy в качестве саундтрека (смеется).

Перевод: Minaton.


Навигация по разделу Интервью

Следующее: Место: ресторан «Сакура», Hanover st., Лондон, W 1

Предыдущее: Беседа Лиама Хоулетта с DJ Ron Slomowicz

Новичкам, Архив новостей, RSS, Выступления, Фото, Интервью, Лирика, Рисунки, Статьи, Факты, История, Биография, Соло, Отчеты, Дискография, Коллекционирование, Аудио, Видео, Мобильные, Обои, Загрузки, Аватары, Календари, Оформления, Иконки, Мы, Благодарности, Ссылки, Рассылки.


Реклама: