Наша коллекция треков на Soundcloud
Обмен аудио и видео Prodigy на нашем сайте
Обмен аудио Prodigy на форуме

Rambler's Top100

 Статьи   

«Честно говоря, я ненавижу говорить о технической лабуде. Это ужасно скучно!» Лиам Хоулетт откидывается назад в своем кресле и с озорной улыбкой проводит руками по своей светлой панковской шевелюре. В его глазах виден блеск, но кольцо в форме черепа на его пальце сияет еще сильнее. Без сомнений, он счастливый человек.

«Я привык достигать конечного результата настолько быстро J и безболезненно, насколько в моих силах» - продолжает он, хватаясь правой рукой за адамово яблоко – «вообще-то, самое главное в этом альбоме это то, что он нетехничен!»

Он имеет все права на то, чтобы быть счастливым. Ведь после семилетнего перерыва, в течение которого The Prodigy активно занимались переопределением духа времени ( zeitgeist ) и чуть не стали пародией на самих себя, Хоулетт наконец-то вернулся. И что это за возвращение! Шедевр электронной музыки – Always Outnumbered, Never Outgunned (Maverick, 2004), так долго ожидаемый четвертый альбом, наполненный грувами ( grooves ) и трэшевым, полным адреналина, аморальным фанком – совсем не похож на ту формулу электронного панка, которую мы слышали на сингле The Prodigy – “Baby's Got a Temper” в 2002 году.

Боль от Bgat не утихает

Хоулетт запускает iTunes на своем лэптопе Mac G 4 и закачивает эксклюзивный ремикс на одну из песен из Always Outnumbered , Never Outgunned, и сложно не заметить гордость Лиама за свое новое творение. Также сложно представить, что это тот же Лиам Хоулетт, который всего два года назад был задумчивым, грустным и напряженным человеком, без отдыха работающим в London ' s Rollover Studios , пытаясь найти правильный баланс для финального микса “Baby's Got a Temper” mix.

«Я никогда не был счастлив с этой записью» -говорит Лиам. – «когда она вышла в свет, у меня было такое чувство, которого никогда не было ранее, что что-то не совсем так. Ты знаешь, это была вынужденная запись».

Возможно и вынужденная, но именно эта запись заставила Лиама посмотреть в лицо собственным сомнениям по поводу того, к чему, собственно говоря, пришли The Prodigy , и более конкретно, по поводу того, что группа начала терять, а именно бит.

“Baby's Got a Temper заставил меня действительно посмотреть на все это дерьмо. Я спрашивал сам себя – что за хренью я занимаюсь?. Даже с The Fat of the Land, я не думаю, что музыка была удобной сама с собой, была удовлетворительной. Такие трэки как ‘Firestarter' и ‘Breathe' всегда были моими любимыми, ‘Diesel Power,' ‘Smack My Bitch Up' и тому подобная хрень – но я не был до конца счастлив с остальным наполнением альбома. Это работало больше как живой альбом».

Где же Firestarter?

“Новый альбом более одурманивающий, чем The Fat of the Land “ – говорит Лиам. “Я думаю, что он гораздо ближе к нашему второму альбому Music for the Jilted Generation . Эти записи не такие вынужденные, чувствуется что они идут без напряга. В музыке все еще есть некая напряженность, но… в таких трэках как ‘Wake Up' (featuring Kool Keith) чувствуется олд-скул от The Prodigy. Может быть это чувствуется потому, что на альбоме нет Кейта Флинта. Может потому, что вы не сосредоточены на одном певце”.

Притязания по поводу отсутствия Флинта и Максима на альбоме кажутся, по крайней мере в прессе, придирчивыми. Исторически, в The Prodigy никогда не было певцов, которые были бы более значимы, чем биты Хоулетта. До релиза The Fat of the Land (XL, 1997), вокал использовался в качестве сэмплов и был частью всеобщего звучания. Always Outnumbered отмечает возврат к этому подходу.

Альбом напичкан вокальными совместными работами. Приглашенные гости – хорощо известные музыканты, такие как Лиам Галлахер из Oasis, чей экстремальный голос слышен в “Shoot Down”. Также на альбоме присутствуют хип-хоп монстры такие как Kool Keith , Twista и Princess Superstar , а также панк актриса Juliette Lewis , плюс Shahin Bada (чьи навязчивые восточные мелодии мы уже слышали в “Smack My Bitch Up”). Также на альбоме можно услышать не таких известных жительниц Лондона, а именно Ping Pong Bitches (которые принимали участие в записи ранней версии “Baby's Got a Temper”), Tasty and Dirt Candy's Paul Jackson.

То, что захватывающие совместные работы с 3 D из Massive Attack и Noreaga не попали на конечную версию альбома, говорит о том, что у Лиама вновь появилась уверенность в своем брэнде алхимии бита. “В этом альбоме вокал не является самой значимой частью, поэтому отсутствие Keeti (Максим) или Кейта – это не есть мое недовольство ими“ - говорит Хоулетт. – “Я просто обрабатывал те голоса, которые я записал в качестве сэмплов, и лучшие из них я использовал для своих трэков. Мне по барабану было насколько известны были эти люди”.

Однако фанам и любителям живых выступлений группы не стоит беспокоиться по поводу отсутствия фронтмэнов, ведь Максим и Флинт будут выступать на концертах; концертный тур начнется в следующем году.

Полностью разумный

Освободив себя от ограничений по работе с собственными ведущими вокалистами, Лиам сделал важный шаг в создании альбома. Но еще более важным шагом было то, что Лиам решился писать свои трэки на своем G 4 с помощью Propellerhead Reason . Произошел сдвиг после бесплодного года работы в его домашней студии вместе с его последователем Neil McLellan . Все шло очень медленно, и Лиам погрузился в пучину творческой депрессии. Забавно, но Лиаму не давало вернуться к работе то, что он насобирал кучу оборудования.

“Оно было повсюду! Весь пол студии был заставлен оборудованием, целых три комнаты моего дома. Я не мог здраво мыслить. Все это привело к тому, что я стал избегать любой ценой свою работу”.

Лиам установил Reason на свой G 4 и начал работать. И это было для него настоящим облегчением. “Я чувствовал себя очень затхлым в своей студии, и чем больше оборудования я покупал, тем меньше я чувствовал звук. Я обнаружил, что я все время возвращаюсь к одному и тому же оборудованию, причем это были доволно старые вещи. Все чаще и чаще я думал о том, как мне не хочется работать в студии, и я начал больше работать на своем лэптопе. Это было чем-то чистым, новым писать на лэптопе. Никто другой ни хрена бы с этим не справился. И это новый мобильный способ написания был настолько освежающим для меня, что я взял все, что мне было нужно и запер студийную дверь. Все остальное барахло все еще там”.

И по всей видимости эта дверь до сих пор закрыта. “Мы хотели сфотаться для ремикса в студии, но мы не смогли открыть дверь! Видимо дверь заклинило. И я думаю, что истории и представление об этом новом альбоме хрень. Факт в том, что я не писал альбом в студии, я писал его в спальне или в саду на компьтере. Поэтому этот альбом звучит более натурально”.

Знакомство Лиама с Reason позволило ему работать более направлено и быстро. Не надо было тратить часы для нарезки сэмплов на Akais. Напротив, он мог выдавать идеи мгновенно. Это было по его словам “как гитарист, создающий помехи в мелодии”. На Хоулетта Reason подействовал сразу же: “Я тотчас же начал вновь создавать сногшибательные биты”.

Конечно же есть противники Reason среди сообщества программистов. Несмотря на то, что в нем есть эмуляция классического синтезаторного звучания, и что он является одним из самых гибких и разносторонних программных пакетов, многие считают, что программные синты (synths) не могут соперничать с настоящим аналоговым звуком. Более того, невозможность контролировать внешние миди-синты ограничивает его использование за пределами нотного стана.

Хоулетт говорит: “В реале я не использовал ни одного программного синтезаторного звука в Reason. Я прграммировал и манипулировал своими собственными звуками. Звучит так, будто я почти не использовал Reason , но он являлся самым значимым в моем оборудовании. Что я делал с помощью Reason, так это доводил мелодию до того этапа, на котором я просто концентрировался на тонкой шлифовке трэков”.

Быстрый как огонь

В создании Always Outnumbered особое значение было отведено начальному этапу творчества. “Т.к. сейчас у меня очень мало времени, я работаю над чем-то около полутора часов, если ничего не выходит, то я просто выбрасываю этот материал” – признается Лиам. – “Но Reason значительно все ускорил. Это просто офигительный блокнот, забавный способ писать музыку”.

Заглавный трэк “Spitfire”, с его низкими брейками и порочным вокалом Juliette Lewis , представляет собой совершенный пример рабочего процесса над альбомом. “Так сделано около 90% альбома” – объясняет Хоулетт. – “Я находил место, где мне было хорошо – обычно эта была моя спальня, обычно в полночь, обычно с парочкой бокалов Вина – включал Джеймса Бонда – вообщем вы понимаете. Я писал музыку прям в кровати, потому что это весело! ‘Spitfire' я написал за одну ночь”.

Потом Хоулетт приносил трэк в небольшую рабочую студию в the East End of London. Хоулетт основал ту студию, дублированную Muse , для работы над альбомом с McLellan и Damien Taylor. “Так я приду утром, говорил я им, к этому времени они подготавливали трэк, а я приду и скажу – что за дерьмо! Вот послушайте это! – и врубал им что-нибудь, что написал за ночь, так было с мелодией Майкла Джексона (предпоследний трэк с альбома ‘The Way It Is', с безумным фанки джемом, который ниспровергает ‘Thriller' Джексона). Я мог работать с лупами очень быстро. Вы не сможете этого сделать На Akai , потому что это займет неделю нарезать все части композиции. Но Reason был действительно хорош для этого! Когда я приносил им на следующее утро то, что написал за ночь, им было хорошо, а нам просто башку срывало!”

Чистка, четыре этапа

Процесс обработки на Muse приобрел немного другой оборот. Там, Taylor воссоздал весь материал в Digidesign Pro Tools, для обеспечения больших возможностей во время шлифовки трэков. “По существу, все песни написал я” – говорит Хоулетт. – “Я принес их в хорошее место и там были хорошие вибрации. Но затем я освободил место в своей голове, ведь материал был переведен в Pro Tools. И потом я мог добавлять еще какую-нибудь хрень. Ведь я не парился с программированием, потому что это уже было сделано.

Damien самый лучший инженер Pro Tools, из всех,с какими я работал, ведь он делает свое дело очень быстро. Он как я, потому чтоя хочу чтобы идеи были записаны мгновенно. Мы пришли в отличное настроение, потому что он сделал полный кроссфейд, сгладил все пики. Он сделал кроссфейд для всех нарезок (chops), подогнал их все встык. Ему пришлось подстраиваться под то, как я работаю. По началу он проводил минут 20, подчищая все это дерьмо, я говорил, да пошло это! У меня есть идейка и я ее сейчас забабашу! Вообщем, большинство трэков поступали к нему очень сырыми”.

После того, как трэки побывали в Pro Tools, Хоулетт мог начать шлифовать и овердабить их. “Мы попросту перезаписывали звуки, которые звучали немодно в Reason ” – говорит он. – “Я заменял Reason аналоговыми клавишными, чтобы аккумулировать жирность звучания. После этого, материал поступал на следующую стадию обработки”.

К правдивости подхода «возвращения к истокам» в студийных комнатах не было личного имущества студии. В крошечной контрольной комнате все ограничивалось старым Хоулеттовским микшером Mackie c 32мя каналами и 8ю шинами, одна из вещей из его домашней студии, а также “хреновыми спикерами, которые мы еле сбалансировали”.

Дальнейшая работа

Восхищение Хоулетта по поводу финальных версий трэков быстро увяло, когда он пришел на London's Whitfield Studios провести ребаланс на профессиональных мониторах.

Послушав Лиам понял, что Muse микс не был достаточно мощным, чтобы его можно было выпускать.

“Я никогда не был в особо больших студиях” – говорит Лиам. – “Пока ты не знаешь, что ты делаешь, ты можешь теряться в догадках. Мы пришли туда, поставили наши записи на эти огромные точные спикеры и послушали, и до меня дошло – Мля! Что за херня! Поэтому мы ремиксировали все на Whitfield и миксовали в основном на старом 60х и 70х годов ламповом оборудовании на громадном фирновом столе. Но у нас все же стоял Mackie в углу, к которому я мог подключить клавишные и усиливать звук. Много аналогового дерьма прошло сначала через Mackie , потому что можно гораздо усилить звучание через него. Я не могу поверить, через сколько приборов мы пропустили звук. У нас были старые демоверсии и новые, и новые – это просто БОМБА!”

Даже на этом этапе, Хоулетт требовал, чтобы метод работы оставался полностью произвольным. За следующей дверью в контрольной комнате (комната 2) в Whitfield, он оборудовал еще одно рабочее место. “Я все еще продолжал дописывать эту хрень” – с улыбкой говорит Лиам. – “Я продолжал работу над композицией Twista (‘Get Up Get Off') и все еще доделывал ‘Wake Up', композицию с Kool Keith. Я все еще изменял трэки, потому как звуки барабанов звучали слабо и мне приходилось пересочинять кое-какие вещи, чтобы все было как надо”.

Опять другой

Спонтанность проявилась и на последних этапах мастеринга, Лиам предпочел Emily Lazar из The Lodge в Нью-Йорке, вместо своего обычного выбора The Exchange в Лондоне. The Lodge – самый любимый дом мастеринга для многих значимых хип-хоповых исполнителей и старых рокеров, таких как Дэвид Боуи. Студия предлагает все, начиная от классических аналоговых инструментов до последних разработок цифрового оборудования. В своей работе Lazar обычно использует решения от Avalon Design, Pultec, TC Electronic, Tube - Tech, Weiss and Z - Systems. Она также использует комплексы программного обеспечения Sonic Solutions SonicStudio HD и цифровые платформы Pro Tools и Emagic Logic Audio.

“Я не мог поверить, как трэки опять пропустили через несколько приборов” – говорит Лиам о включении Lazar в работу над альбомом. – “Она противопоставила себя нам и продолжала: вот то, что у вас получилось, а вот, что сделали мы, и после этого стрелка росла на пять децибел выше!”

В The Lodge Хоулетт также установил еще одну рабочую комнату, за комнатой мастеринга. “У нас были установлены Pro Tools, по этому мы могли продолжить шлифовку даже на этом этапе работы, и это было правильным. Это такая же хорошая идея, как и возить лэптоп повсюду.

Мы просматривали основы всех трэков, разделяли их, к примеру в ‘Spitfire', вокал был поделен на два трэка, все ударные на другие два трэка, выборка трэков с клавишными, которые не играют в одно время и так далее. Таким образом все было полностью поделено. У нас было по два основных трэка для каждой части, и мы могли увеличивать уровни и т.д. И это было очень полезным, я очень рад, что мы сделали это, потому что всегда был другой твик (tweak) для этого альбома”.

Несмотря на то, что значительная часть работы прошла на современном оборудовании как на Whitfield Street в Лондоне, так и на The Lodge в Нью-Йорке, Лиам говорит, что наиболее значимым для него остается его лэптоп с Reason . Действительно, этот инструмент помог ему не только выделиться среди большого числа музыкантов, но и выбить из классических мелодий тревожный темп. Судя по трэкам, которые не вошли в альбом, Хоулетт говорит, что допускает, что в ближайшем будущем у The Prodigy может выйти еще один альбом.

“Я могу продать все оборудование своей домашней студии хоть завтра” – вызывающе говорит Лиам. – “Я не знаю, что делать с этим барахлом, ведь весь последний альбом был сделан на моих собственных источниках сэмплов и лэптопе с Reason , плюс еще несколько вещей, о которых я упомянул ранее и которые настолько техничны, насколько они есть и настолько техничны, насколько они должны быть”.

Добро пожаловать на новый уровень The Prodigy. Хоулетт может “уронил панк и взбодрил фанк”, но его поход гораздо более панковый, чем большинстов гитарных групп, которым остается об этом только мечтать.

Обязательное оборудование Лиама:

Компьютер Apple Mac G 4 с установленным программным обеспечением Propellerhead Reason: “Я просто скачал с интернета эту прогу и сразу начал работать.

Korg microKontrol миди контроллер: “Кое-что из нового, что я начал использовать. Небольшая штуковина для контроля за параметрами и остальной чушью, она маленькая, поэтому мы таскали ее с собой повсюду”.

Korg MS -20 синтезатор: “Как бы много оборудования у меня не было, я всегда работаю на этом старом добром синтезаторе, Korg действительно рулит!”

Mackie 32•8 32-канальный 8-шинный миксер: “С его помощью я делал звук для второго и третьего альбомов”.

Manley EQP1-A EQ

Oberheim Four голосовой синтезатор: “Это надежная штуковина, я всегда его использую”.

Thermionic Culture The Culture Vulture stereo valve примочка дисторшна: “Это сумашедшая штуковина, сконструированная одним британским пареньком в 70е”.

Thermionic Culture The Phoenix stereo valve компрессор

Перевод: HotRider.


Навигация по разделу Статьи

Следующая: То, чем взрывают мир

Предыдущая: The Prodigy: Гори, детка, гори!

Новичкам, Архив новостей, RSS, Выступления, Фото, Интервью, Лирика, Рисунки, Статьи, Факты, История, Биография, Соло, Отчеты, Дискография, Коллекционирование, Аудио, Видео, Мобильные, Обои, Загрузки, Аватары, Календари, Оформления, Иконки, Мы, Благодарности, Ссылки, Рассылки.


Реклама: